Фаеры не помогли

Еще в московском аэропорту я насчитываю 8 болельщиков ФК Спартак, а на трапе двое мужчин сзади смеются:

-Что делать будем, если проиграем?

-Пить!

-А если выиграем?

-Тоже пить! Ладно, мужик, заканчиваем шутить. У этого колхоза нету шансов.

В самолете очень серьезный болельщик Матвей читает мне такой монолог:

-Это еще один ответственный матч для Спартака. Думаю, мой клуб НЕ проиграет, — сказал он, делая сильное ударение частице «не», — а, еще лучше, выиграет, и тогда это будет уже реальная заявка на еврокубки, — продолжает он, касаясь пальцами нашивки с эмблемой клуба. – Наши игроки в порядке, все настроены на борьбу. Я думаю, кто первый забьет, тот и победит.

Следующее, что делает Матвей, — надевает пуховик с такой как на толстовке нашивкой и отворачивается к окну спать.

-Вы тут в полной экипировке, — шучу я потом.

-Не, ну а в чем еще там ходить-то?

Действительно, в чем же еще ходить в Ростове-на-Дону, если не в куртке Спартака?..

3t_x-1ma1uE

В день матча, как мне казалось, город разделяется на две группы, на «красных» и «синих» – по командам, за которые люди болеют. «Весь город за один клуб» — это известный стереотип о Ростове, который вскоре разрушается в кафе за два часа перед матчем. Вбегает миниатюрная девушка, в розовом пальто и завитыми волосами и плюхается в кресло к компании за соседним столиком:

-Ой, приветик, — тараторит она, — вы знаете, как ужасно я доехала, тут же футбол какой-то…

-Ростов со Спартаком, будет большая битва! Вот тренеры сего…, — перебивает молодой человек.

-Всё-то ты знаешь! Ну так вот, — продолжает девушка, — в переходе там вообще матом что-то орали, кошмар, еле протолкнулась…

Не каждый тут, оказывается, «в теме»! Хотя со стороны может показаться, что ВСЕ сегодня идут на стадион: у каждого второго атрибутика одного из клубов, периодически попадаются люди в футболках с принтами кого-то из тренеров. Хоть букмекеры и ставили на ничью, с разных сторон то и дело доносится

-Да что такое этот Сельмаш со своим Бердыевым! Юфф!

-Да выиграем, видели их последние игры? Аленичеву еще работать и работать…

-Как детей раскатаем!

-Ростсельмаш – чемпион!

-Это тренировка перед Лигой Европы для нас будет!

Как итог: обе стороны уверены в победе, ничьей никому не хочется, в особенности тренерам. Несмотря на то, что на вчерашней тренировке оба улыбались, о чем-то тихо переговаривались, смеялись, сегодня игры заканчиваются. В случае проигрыша Ростова, Спартак увеличивает отрыв от других команд, а если Ростов выиграет, то перегонит ЦСКА по очкам, шутка ли? А билеты, между прочим, закончились! Многие жалуются на перекупщиков, которые продавали билеты по 600 за 4000, и эти обиды с каждой минутой все растут после такой же ситуации перед прошлым домашнем матчем. Тогда даже футболисту Ростова Гелору Канга не удалось выбить из суровых кассирш ни одного билета для своих друзей.  Неизвестно, попали ли они на стадион.

Полтора часа до матча. Возле тех самых касс ногу поставить некуда – сплошные болельщики. Периодически откуда-то доносится одинокий прокуренный голос, скандирующий строчки из кричалок, а вокруг то и дело слышится: «Берррдыев», «Аллленичев», «Ссспаррртак» и «Ррроссстов». Кажется, что все вокруг только и говорят про футбол. Тут воздух разрезает звонкий крик:

-Продаю билеты!

И как по щелчку, вся толпа кидается на звук голоса так быстро, что девушке приходится отбиваться от вопросов:

-За схолько отдаешь?

-А схолько дадите? Что? Я схазала, схолько дадите?!

-Сколько, блин, тыщ?…

KV_sbQRGnIE

И один за другим разочарованные люди отходят. Желающих купить билет за 6 тысяч не много, но даже такие нашлись – у девушки осталось два-три человека, а остальные вокруг продолжают громко шептаться.

Стадион практически заполнен. Возле поля пахнет свежей травой, резиной и семечками. Насчет последнего. «Без семечек Ростов не Ростов», — уверенно заявляет мне подруга. Что ж, похоже на правду. На пути к стадиону на каждом шагу стоят ларьки, где покупает себе перекус на матч чуть ли не каждый второй. За четыре месяца ничего тут практически не изменилось. Только чипсами, может быть, не так сильно пахнет. Но это с поля, а вот на трибуне… В прошлый раз было буквально нечем дышать, казалось, семечки были ВЕЗДЕ (даже за шиворотом, как потом выяснилось), и порой хотелось вскочить и вдохнуть свежего донского бриза.

Какая-то маленькая женщина, ростом едва выше скамейки запасных, словно из-под земли появляется на газоне и начинает раскладывать теплые, похожие на старые советские пледы для ФК Ростов. Стопка этих пледов у нее в руках не помещается, поэтому лица ее никак не рассмотреть. Закончив свое нетрудное дело, она исчезает так же неожиданно, как и появляется, и я не успеваю за ней проследить, потому что меня отвлекает громкий вопрос подруги:

-Ну чего, где Аленичев?

Тогда один из фотографов молча указывает за наши спины. Там, на той самой скамейке запасных сидит главный тренер Спартака. Его волосы, как всегда, аккуратно причесаны, а на шее красный, по цветам клуба, галстук. Направив взгляд куда-то вдаль, поверх выключенного табло, он не следит за тренировкой и не обращает внимания на фотографов. Она слетаются на него, как на мед; из-за щелчков затворов невозможно услышать, что говорит ему помощник, настроенный серьезнее главного тренера. Создается впечатление, что Аленичев с трудом возвращается из своих дум к реальности. Он старается говорить по минимуму, сдвинув к середине лба брови, и потом также молча смотрит на футболистов, едва заметно шевеля губами.

Курбан Бердыев выходит из подтрибунного помещения, надвинув кепку низко на глаза. Он идет большими шагами, пробираясь через толпу фотожурналистов. В его руке неизменно находятся чётки, которые он сжимает так сильно, что костяшки его пальцев белеют. Когда главный тренер Ростова садится, один из фотографов садится на корточки, стараясь запечатлеть взгляд Бердыева. Увидев это, он загораживает лицо рукой и отворачивается к помощнику.

Трибуна гостей — болельщиков Спартака – полная, им выделено больше секторов, чем, например, Уфе или Амкару, ведь готовились к полной заполняемости стадиона. Куча баннеров, практически все в красном, несколько мужских торсов без маек – вот как выглядела трибуна столичного клуба. Южный сектор Ростова ярче: там люди и в желтых, и в синих, и в черных цветах. Плюс небольшой перформанс от болельщиков: все поднимают синие и желтые бумажки, образуя ровный геометрический рисунок, на что фанаты «Спартака» сумели достойно ответить: еще до стартового свистка они зажгли пару фаеров.

qQDjTI1yyV0

Если все футболисты Спартака более или менее серьезны, то игроки Ростова выходят на поле с разным настроением: Сесар Навас активно перекидывается фразами с переводчиком, крича на пол поля, Дмитрий Полоз смотрит угрюмо себе под ноги, а Сердар Азмун весело хохочет и бежит вперед, таща за собой ребенка, не поспевающего за взрослым футболистом.

Возвращаясь к фаерам: вот первый, второй, третий зажигают болельщики столичного клуба, а в середине игры на поле выбегает их коллега. Он бежит, поднимая руки в победном взмахе, уворачиваясь от стюардов, не поспевающих за ним. Когда он обежал все поле, к погоне присоединяется вратарь, Артем Ребров.

-Э, э, уйди с поля! – Кричит он, показывая  на фанатскую трибуну.

Аленичев лишь пожимает плечами, прижимая галстук к себе, а Бердыев, выбегая за пределы бровки, активно машет руками и что-то гневно кричит, указывая на болельщика.

Обе команды показывают отчаянную борьбу и, видя в каждом мяче приближающийся титул, стараются цепляться за него изо всех сил, однако это не мешает Баштушу забить гол на 2-ой минуте. Бердыев подпрыгивает, поправляя свою кепку, бегает от одного конца бровки к другому, к нему по очереди подбегают помощники, что-то крича на ухо. Аленичев топает ногами, и его красный галстук мотается из стороны в сторону с каждым взмахом рук все сильнее и сильнее.

Несколько раз стадион пытается запустить «волну», которая не держится больше трех секторов и постепенно угасает.

Во втором тайме команды не расслабляются, впрочем, как и болельщики:

-Давай-давай, дави! Я себе голос сорвала-а! — то и дело слышится с трибун, в перерывах между скандированием кричалок.

И Бердыев, и Аленичев то и дело вскакивают со своих мест, и, подходя к краю разрешенной территории, выкрикивают замечания. И чем дольше идет игра, тем лицо тренера Спартака становится краснее, под цвет формы, а кепка тренера Ростова все выше поднимается с его лба.

Когда Кристиану Нобоа увеличить отрыв на 20-ой. Когда забивают второй гол, сначала оглушает. Прямо по-настоящему. Несколько секунд не слышно вообще ничего, а потом вдруг прорывается все. Все 15 с лишним тысяч на стадионе что-то говорят, орут, поют.

Финальный свисток, кто-то из фанатов Спартака грозит кулаком в сторону скамейки запасных, кто-то просто воет, а болельщики Ростова… Все прыгают, машут шарфами, шапками, кофтами (кому что по руку попалось), и, кажется, до конца поверить не могут, что сбылось то, чего они так ждали. Победа. Все игроки Ростова подходят к трибунам поблагодарить болельщиков за поддержку, а капитан команды, Александр Гацкан, дарит фанатам на инвалидных колясках и свою футболку, и кофту под ней и остается в одних игровых шортах.

vgJo_0d-k_Q

У стадиона суматоха. Каждый что-то говорит и идет в свою сторону, сориентироваться невозможно. В этой сутолоке можно услышать:

-Аленичеву-то, поди, обидно!….

-Да у Бердыева оборонительный футбол, вообще не зрелище!..

По итогам матча, Ростов сейчас занимает первое место в Чемпионате, а народу стоит больше у автобуса Спартака. Среди толпы кто-то кричит глухим, тихим басом:

-Вы за кого болеете, люди?! Вот, кто ваша команда, вот, кто ваши звезды, — и полная рука поднимается и указывает в сторону стадиона, — а не те, кто приехал понтоваться… — но голос стихает также быстро, как и появляется, так как выходят Дмитрий Комбаров и Куинси Промес, привлекая к себе внимание толпы.

Ростовчане не могут поверить, что меньше чем за сезон их команда смогла добраться из зоны вылета до первого места, хотя стараются дальше и не загадывать, это у них «плохая примета», а москвичи отказываются принимать тот факт, что проиграли «колхозу».

В следующий раз я встречаюсь с фанатами Спартака в автобусе, отвозившем пассажиров в самолет. Небольшая группка людей тихо, но складно и дружно напевает известный мотив «оле-ола», грустно глядя в окно. Таким образом, они никому не мешают и даже убаюкивают и без того сонных людей этой песней.

Дмитрия Аленичева  у выхода ждет вереница поклонников, от самых маленьких, до глубоких стариков, и он терпеливо уделяет каждому внимание, в то время как Курбан Бердыев выходит под аплодисменты болельщиков и крики «СПАСИБО, БЕКЕИЧ». Он двигается быстро, большими шагами, надвигая кепку на лоб так, что тень падает на глаза, которых уже совсем не видно в темноте. Единственный, кто успевает взять у него автограф – это мальчик лет 7. Маленький и юркий он подбежал, пролез тонкой ручкой с маркером тренеру под локоть, и получил заслуженную награду. Все разошлись довольными.

Автор: Серафима Свердлова, Май 24, 2016